Мой опыт – рассказ пациента

Nieru slimības pacienta stāsts - Jolanta

23 года назад я узнала, что мои почки не работают. Единственной возможностью вернуться к полноценной жизни была пересадка почки. Шок, переживания, слезы – это все, конечно же, я пережила. Однако слезы не могли вылечить меня, поэтому я собралась, стала следовать указаниям врача и бо́льшую часть этого времени прожила без необходимости через день ходить в больницу.

Я была веселой, здоровой девушкой, занималась спортом в нескольких секциях, танцевала в ансамбле народного танца, после средней школы поступила в институт. Жизнь шла в гору, никаких неприятностей, все было хорошо… Первые симптомы болезни появились во время учебы в институте – это была эпизодическая рвота. Сначала это случалось раз в четыре-пять месяцев, потом все чаще… На третьем курсе института – когда мне был 21 год – я решила пройти проверку здоровья в больнице им. П. Страдиня. Профессор Лазовскис провел биопсию почки, и был поставлен диагноз: хронический гломерулонефрит – воспаление почечных клубочков. Болезнь протекала в легкой форме, врачи утешали меня, что я без особых хлопот смогу прожить до старости.

И вот уже пять лет я живу полноценной жизнью благодаря бескорыстию и, я бы даже сказала, подвигу близкого мне человека

Должна признать, что такие слова усыпили мою бдительность, долгое время я недооценивала опасность заболевания. Прожить с ним до старости было возможно только при соблюдении строгой диеты, контролируя кровяное давление и при необходимости принимая лекарства для его снижения, избегая простуд. Я это все игнорировала, и последствия не заставили себя ждать.

Следующим симптомом заболевания был стремительный набор веса, связанный с задержкой жидкости в организме. Началась одышка. В такие моменты я находилась в больнице, где примерно через неделю лечения мочегонными препаратами я теряла пять-шесть килограммов веса. Потом самочувствие вновь улучшалось. Когда я в очередной раз находилась в больнице с отеками и одышкой, мне сообщили, что нужно начинать гемодиализ. Тогда я даже не понимала, что это такое, у меня не было информации; никто меня не предупредил и не объяснил, что для этого я должна буду посещать больницу три раза в неделю и каждый раз проводить там до четырех часов, будучи подключенной к аппарату для очищения крови, т. е. искусственной почке. Снова переживания, снова стресс. Я только окончила институт, есть работа, которая нравится. Как я смогу это все совмещать?! Но это был единственный выход, поэтому нужно было смириться.

Следующим шагом в лечении почечной недостаточности обычно является пересадка почки. Меня также поставили в очередь на ожидание почки от умершего донора, и примерно через год мне предложили первую операцию по пересадке. К сожалению, она была неудачной. Так бывает. Примерно месяц врачи пытались «запустить» пересаженную почку, но безрезультатно. Нужно было провести еще одну операцию – вынуть почку. Это был сложный период, временами моя жизнь была на волоске. Но это было и своеобразным переломным моментом, когда я перестала себя жалеть и поняла: для того чтобы вернуться, мне нужно бороться.

Вновь начался диализ. Было нелегко, поскольку гемодиализ как метод спасения почечных больных еще достаточно новый – ему лишь 50–60 лет. То есть 20 лет тому назад аппаратура, при помощи которой проводилась эта процедура, была еще в стадии начального развития. Четыре часа для выведения лишней жидкости и шлаков, пока я была привязана к аппарату, казались долгим процессом, однако это была форсированная скорость по сравнению с естественной фильтрацией почек. Судороги в ногах и тревожность как побочные действия резкого обезвоживания, низкое кровяное давление, вызывающее слабость и апатию, – ничего приятного. В то время я жила на девятом этаже многоэтажного дома, в котором часто не работал лифт. После диализа, стоя у сломанного лифта, я плакала, потому что подняться на девятый этаж мне было очень трудно. Но это позволило мне прожить целый год и два месяца, до следующей донорской почки.

16 февраля 1997 года мне была проведена вторая операция по пересадке почки, которая была успешной. Начался новый, более легкий и приятный период моей жизни. Когда в конце 2000 года я узнала, что беременна, у меня не было даже сомнений в том, что я хочу родить ребенка. До меня в Латвии рожала только одна женщина с донорской почкой, поэтому я понимала, что риск есть, потому что беременность, безусловно, создает дополнительную нагрузку на организм. Однако я чувствовала себя хорошо и была уверена в своем выборе. Так, 19 июля 2001 года посредством кесарева сечения на свет появился наш сын Хербертс. Донорская почка дала мне возможность обрести семью и стать матерью.

Прошло еще 13 лет, и, к сожалению, мне пришлось снова начать гемодиализ. Почка от умершего донора служит в среднем 10–15 лет. Когда я снова начала диализ, то поняла, что за 13 лет медицинская аппаратура для этой процедуры намного ушла вперед, и перенести ее было гораздо легче.

В 90-х годах о третьей донорской почке говорили лишь в исключительных случаях, и риск отторжения органа был велик, однако в наши дни это обычная практика. Перед операцией проводятся тесты на антитела, и в моем организме с годами их количество возросло. В этом случае подобрать донорскую почку от умершего донора очень сложно: риск, что мой организм отторгнет пересаженный орган, слишком велик. Врачи посоветовали искать живого донора, потому что тогда можно найти почку, к которой нет антител. Помочь мне решила моя мама и две ее сестры. После проверок оказалось, что есть совпадение только со средней сестрой, моей любимой крестной Зинаидой Цатлакшей. И вот уже пять лет я живу полноценной жизнью благодаря бескорыстию и, я бы даже сказала, подвигу близкого мне человека. Бригада врачей, проводившая операцию по пересадке, показала высокий профессионализм. На данный момент я принимаю препараты для обеспечения оптимальной работы пересаженной почки. Это достаточно дорогие медикаменты, которые я сама не в состоянии купить, поэтому я благодарна латвийской системе здравоохранения, которая компенсирует мне затраты на их покупку.

Я прошла через все эти препятствия и теперь могу лучше оценить, насколько прекрасна жизнь, возможность жить в семье, воспитывать детей, работать, участвовать в социальной жизни. Для того чтобы сохранить эту возможность как можно дольше, я регулярно прохожу проверки, контролирую кровяное давление, соблюдаю правильный режим питания, занимаюсь гимнастикой. Будучи руководителем Ассоциации почечных больных, стараюсь помочь и предоставить необходимую информацию как тем, кто впервые столкнулся с заболеваниями почек, так и тем, кому нужно учиться жить с этим состоянием до конца своей жизни. Я оптимистка, наслаждаюсь каждым мгновением своей жизни и желаю всем отличного здоровья!

Читайте также: